17 мая 2011 г.

Город будущего в границах прошлого... Интервью с главным архитектором Таганрога С. Рябоштановым


Строительный бум, начавшийся в Москве, и продолжившийся в региональных центрах, достиг, наконец, провинции. И оказалось, что провинция к нему не вполне готова. Если говорить о Таганроге, ситуация здесь достаточно проблематична: территориальное развитие города тормозится собственными границами. Особая специфика Таганрога - с трех сторон море, с четвертой - сельскохозяйственные угодья, и так уже потесненные в годы строительного бума 80-х, сыграла-таки свою роль. В результате для освоения осталась территория под 220 тысяч квадратных метров жилья на Русском поле, и под 700 тысяч квадратных метров - в Северном жилом массиве. По масштабам нынешних строительных планов этого Таганрогу явно недостаточно. А развиваться надо. Объявленные Президентом национальные проекты того настоятельно требуют, финансовый перегрев коммерческих компаний таков, что они готовы хоть сейчас вложить серьезные средства в превращение Таганрога в южно-российский Лас-Вегас. Как действовать, куда двигаться? Отвечает главный архитектор Таганрога Сергей Рябоштанов.

-Сергей Юрьевич, неужели Таганрог превращается в город, неперспективный с точки зрения территориального и архитектурного развития?

-Я бы не оценивал ситуацию столь трагично. Исторически сложилось, что плотность застройки в Таганроге чрезвычайно высока. Не так много можно найти свободных "пятен", которые были бы пригодны для начала нового строительства. Наиболее привлекательная для инвесторов центральная часть города требует серьезных финансовых вложений. Чтобы возводить здесь крупные комплексы, необходимо решить массу вопросов - от отселения жителей до поквартальной застройки в соответствии со сложившимся архитектурным стилем. Разумеется, такие прецеденты в Таганроге есть, но их не так много, как хотелось бы.

-С центром ситуация понятна. А что с окраинами? В свое время многие были убеждены, что Таганрог еще очень долго сможет прирастать, например, за счет Русского поля...

-В принципе, такая перспектива и сегодня не исключается, но решение этой задачи - дело будущего. Если же говорить о дне сегодняшнем, то главная проблема, которая сдерживает строительство на окраинных городских территориях, в том же Северном жилом массиве - это отсутствие инженерной инфраструктуры. Сегодня многие строительные компании, в том числе и ростовские, московские, готовы возводить жилые многоэтажные комплексы. Но когда выясняется, что сначала необходимо затратить очень серьезные средства на прокладку сетей и создание инфраструктуры, далеко не все к этому оказываются готовы. Специфика ситуации на Северном такова, что нельзя строить инженерные коммуникации частями, необходимо сделать все сразу, целиком, а уже потом браться за возведение жилья. Осуществление такого объема работ не по силам отдельным инвесторам, здесь без государственных инвестиций не обойтись. Разумеется, инженерная инфраструктура на Северном поселке будет создана, мы подошли к этому вплотную, да и деваться некуда. Северный жилой массив сегодня - последняя территория, где можно реализовать программу строительства доступного жилья. Что касается проекта инженерной инфраструктуры Северного жилого массива, то предложения по его разработке отбираются на конкурсной основе.

-Не является ли временное отсутствие нового Генерального плана Таганрога сдерживающим фактором для расширения строительства?

-Генеральный план - это не панацея, которая решит все проблемы. В конце концов, у нас есть старый Генплан, есть исторически сложившееся зонирование территорий. Если, например, мы говорим о застройке Северного жилого массива, то я не думаю, что в данном случае мы входим в какое-то противоречие с Генеральным планом. Важно понимать другое: наличие Генерального плана предписывается нам новым Градостроительным кодексом, и все, что мы собираемся строить или планировать на основе Генплана, будет легитимно и законно. Например, у нас есть стратегические объекты, развитие которых без Генерального плана проблематично: речь о портовых территориях, о наличии двух аэродромов, о тех же границах Таганрога, которые сегодня сдерживают расширение строительства. Мы очень тесно работаем с московским институтом "Гипрогор", который разрабатывает проект Генерального плана Таганрога. Это взаимодействие крайне необходимо: хорошо, конечно, иметь общий теоретический взгляд на проект, но необходимо знать и специфику, особенности города, учитывать мнение местных специалистов. Надеюсь, что этим летом мы окончательно определимся с основной концепцией Генплана, а к концу года, началу следующего, будем иметь готовый документ. Но он вступит в юридическую силу только после экспертизы и публичных слушаний, которые пройдут в Таганроге.

-Сергей Юрьевич, Вы автор проекта, который теперь стал визитной карточкой Таганрога. Я имею в виду новую Пушкинскую набережную. Этот замечательный комплекс убедительно показал, что если у города будут деньги, он вполне может превратиться в уникальное архитектурное явление, сочетающее в себе преимущества и курортного, и исторического города. В связи с этим хочу спросить: могут ли таганрожцы рассчитывать на то, что побережье и дальше будет преображаться и облагораживаться?

-Еще несколько лет назад многие считали, что такое вряд ли возможно. Хотя у нас уже тогда имелись наработки преобразования всего северо-восточного побережья, начиная от Пушкинской набережной и Солнечного пляжа. Сегодня ситуация принципиально иная: желающих участвовать в освоении северо-восточного побережья, вкладывать средства в строительство развлекательных, культурно-оздоровительных и гостиничных комплексов, жилья на побережье, - огромное количество. Свободных участков уже практически нет. Могу сказать больше: есть инвесторы, например, столичная компания "Русский уголь", которые уже в ближайшие два-три года введут в строй крупные объекты в этой рекреационной зоне. Говоря о развитии северо-восточного побережья, хочу подчеркнуть: у нас есть еще и южное побережье, которое еще более перспективно с точки зрения развития Таганрога как курорта. Но это уже совсем другие финансовые средства, иные масштабы. Необходимо осуществить укрепление береговых склонов, намывку прибрежной территории, проложить кольцевую трассу… Реконструкция южного берега - это задача будущего, но я не стал бы утверждать, что слишком отдаленного. Экономическая ситуация в стране развивается циклично, и кто знает, может быть, соответствующие возможности появятся у города достаточно скоро. Как архитектор, могу сказать одно: проекты преобразования южного побережья у нас есть.

-Национальный проект "Доступное жилье" Вас, как главного архитектора, касается самым непосредственным образом...

-Я бы сказал жестче: выполнение этого проекта на уровне Таганрога - одна из самых главных задач главного архитектора. Не буду скрывать - решается она трудно, в том числе и в силу тех причин, о которых говорил выше. Установлены очень сжатые сроки, они не обсуждаются. В какой-то мере это является стимулом - для тех же строительных компаний. Они получают карт-бланш, они сегодня - главные герои дня, и нельзя не заметить, что строительство интенсивно развивается, в том числе и потому, что вектор коммерческого интереса застройщиков совпадает с вектором федеральных приоритетов. На этом фоне высветились многие проблемы в строительной отрасли, что не может не тревожить. В городе все еще недостаточно развито производство разнообразных строительных материалов в промышленном масштабе, необходимом для строительных корпораций. Да и сами строительные предприятия пока недостаточно мощны. Ведь, согласитесь, одно дело - построить небольшой элитный дом или одну 9-этажку, и совсем другое - планомерно осуществлять строительство больших многоквартирных комплексов. Тенденции к объединению в Таганроге уже наметились: есть строительная Ассоциация, создан Консорциум строительных компаний.

-Что можно сказать о крупных коммерческих проектах?

-На Мариупольском шоссе выделен участок известной компании "Перекресток" под строительство торгово-развлекательного центра. С серьезными предложениями выступили иногородние компании "Вавилон", "Рамстор", "Галактика". Одна из крупнейших таганрогских фирм - компания "Инпром" также предложила весьма масштабный, интересный проект. Кстати, если вернуться к развитию той же Пушкинской набережной - в исторической ее части предполагается строительство крупного гостиничного комплекса, инвестором выступает таганрогская компания "Бета-Ир". Рассматривается и проект развития крупнейшего таганрогского рынка "Радуга" с учетом того, что будет реконструирован и сохранен прилегающий к нему стадион. Проектов много, инвесторов - еще больше. Главное, чтобы их желания строить в Таганроге превращались в реальные завершенные объекты.

-Как реагирует на этот бум коммерческого строительства общественность Таганрога?

-Вы затронули один из самых больных вопросов. Вот посмотрите, у меня на столе стопка писем: все это жалобы, обращения в прокуратуру и вышестоящие инстанции, которые пишут таганрожцы, не желающие, чтобы появился какой-то новый коммерческий или административно-хозяйственный объект. Действительно, эта проблема реально существует, и носит она, скорее, социальный характер. Не все у нас живут одинаково, и когда появляется перед глазами внушительный магазин или торговый комплекс, это вызывает раздражение у какой-то части населения. Поэтому, прежде чем выдать разрешение на строительство, мы требуем от застройщиков, чтобы они в обязательном порядке уладили все спорные вопросы с жителями прилегающих территорий. Если нужно построить новую, или перенести детскую спортивную площадку, отремонтировать объекты общественного пользования, они, застройщики, должны это сделать. У нас есть примеры, когда возникающие проблемы решаются к взаимному удовольствию и жителей, и застройщиков, и инвесторов. Но есть и другие примеры, когда конфликт погасить не удается. С другой стороны, я иногда думаю: неужели город не должен развиваться, застраиваться новыми красивыми зданиями, в том числе и торговыми? Не может градостроительство стоять на месте - это ведь тоже факт, с которым трудно спорить?

-А если это развитие, как в случае со строительство терминала по перегрузке мазута на судоремонтном заводе, входит в противоречие с интересами жителей города? И вообще, можно ли разрешать подобные противоречия только путем достижения общественного согласия?

-Вы хотите знать, можно ли решить транспортную проблему Пушкинской набережной техническими, архитектурными средствами? Да, можно. Есть варианты решения - частичного, и полного. Возможна модернизация существующей железнодорожной ветки на ряде участков. Есть принципиально другие решения. Но все зависит от того, насколько готовы и соответствующие структуры, и государственные органы финансировать эти решения. От себя добавлю, что это проблема уже не городского, а как минимум регионального уровня. Кто-нибудь, например, рассматривал перспективу создания туристического порта? Просчитывал степень доходности такого проекта? И, может быть, терминал по перегрузке нужно было размещать вообще в другом месте? Но, повторяю, это проблема скорее регионального или федерального уровня.

-И последний вопрос: Вы все-таки архитектор, а значит, скорее художник, чем администратор. Не в тягость ли чиновная работа, остается ли время для творчества?

-Времени как раз и не хватает. Катастрофически. Но я уверен, что свой лучший проект я еще не создал. Было бы грустно думать, что все лучшее, на что способен, уже сделано.

Интервью провел Сергей Вахонин
г. Таганрог

Комментариев нет:

Отправить комментарий